№ 11 [59]
00`00``01.11.2007 [Σ=1]
ЖУРНАЛ, ПОСВЯЩЕННЫЙ ФУНДАМЕНТАЛЬНОЙ НАУКЕ - «ОРГАНИЗМИКА»
Organizmica.org/.com/.net/.ru
НОВАЯ ФУНДАМЕНТАЛЬНАЯ НАУКА ОРГАНИЗМИКА

Лингвистика

Разделы Организмики

К вопросу о достоверности переводов Велесовой книги
(разбор четырёх строчек в переводе Н.В. Слатина)

Тюняев Андрей Александрович
президент Академии фундаментальных наук, академик РАЕН
28 ноября 2007 года

Содержание:

I. Определение границ предложений.
II. Язык перевода.
III. Перевод слов и составление предложений.
Выводы.
Дополнительный вывод.

Возможно, у Велесовой книги не то содержание, о котором спорят.

В настоящее время Велесову книгу перевели многие. Одним из переводчиков является Н.В. Слатин. Фрагменты его перевода входят в энциклопедии и, в определённой части, являются основанием для критики славянства (язычества).

Однако точность перевода Н.В. Слатина, как ровно и других переводов, необходимо проверить. И то повествование Велесовой книги, которое родилось путём уже сделанных, также – требует проверки.

Основанием для таких утверждений является то, что учёный мир так никак и не начнёт исследований на предмет установления языка Велесовой книги – то ли он русский, то ли древнеславянский, то ли ещё какой. И при этом, не зная языка, переводчики умудряются переводить этот древний текст. Как? Очевидно, для осуществления перевода предустанавливая, что Велесова книга написана для каждого на только одному ему и известном языке. Мы, естественно, не утверждаем здесь, что все переводы сделаны неправильно.

В качестве иллюстрации сказанному разберём фрагмент Велесовой книги, кочующий из одной электронной энциклопедии в другую (например, энциклопедии «Википедия» и «Традиция»):

аще боть iе блоудень iнь iакове олещашеть бозе тоiа одiелiащеве освргы iзверзждень буде iзрды iако не нiемiахомъ бозiа развiе вышень i сврг i iноi соуте множествоi iако бг iе iединь и мнъжествень да сен не раздiлiащеть нiкiе тоа множьства i не рещашеть якожде iмiахомь богы многоа

Этот фрагмент Н.В. Слатин переводит так:

А будь блудень какой, который будет перечислять богов тех, отделяя от Сварога, извержен будет из рода, потому как нет у нас богов кроме Вышня. И Сварог и иные суть множество, потому как бог един и множественен. Да не разделяет никто того множества и не речет, что имеем богов много.

Но тот ли смысл мы получили из перевода, или автор Велесовой книги вкладывал в свои строки смысл иной? Рассмотрим подробнее обстоятельства и вариант перевода.

I
Определение границ предложений

Что бросается сразу же в глаза из перевода Н.В. Слатина, так это то, что грамматически предложения обильно нагромождены. Весь его перевод уместился в три предложения. Все предложения сложные. В первом предложении мы обнаруживаем пять частей. В том числе и подчинённые предложения, и деепричастные обороты.

Однако, исследуя Велесову книгу, Л.П. Жуковская установила, что «анализ графики и палеографии показал,… её следует датировать периодом до того времени, когда основным алфавитом у славян стала кириллица, т.е. периодом до 10 в.» [1, стр. 35].

Следовательно, предложения должны строиться по тому принципу, который бытовал в русском языке до 10-го века.

Наиболее близкими по времени написания к Велесовой книге памятниками являются берестяные грамоты. К тому же, и тот, и другой памятники выполнены новгородцами: первый – русскими славянскими волхвами, второй – обычными горожанами, порой детьми, и также для новгородского потребления. Следовательно, структура предложений обоих памятников должна быть в основном схожа. (Отметим, что берестяные грамоты на Руси известны широко, а их язык идентичен новгородскому, что позволяет распространить результаты нашего исследования и на другие области Руси).

Грамота 238
Рис. 1. Грамота 238 [2].

В частности, для сравнения приведём текст 11-го – 12-го вв. (1100 – 1120 гг.; cтратиграфическая дата: кон. 11-го – сер. 10-х гг. 12-го в.), воспроизведённый по грамоте 238, найденной в Новгороде на раскопе «Неревский»:

«[Ты дал (?)] Несдичу четыре с половиной резаны, а [мне] ты дал две куны. Что же ты утверждаешь, будто за мной восемь кун и гривна? Пойди же в город – могу вызваться с тобой на испытание водой» [2, ст. Грамота 238].

Грамота 915
Рис. 2. Грамота 915 [2].
Грамота 915, (прорись)
Рис. 3. Грамота 915, прорись [2].

Или другая грамота – грамота 915 из Новгорода (1050 – 1075):

«От Рожнета к Коснятину. Ты взял в Киеве у моего отрока гривну серебра. Пришли деньги. Если же не пришлешь, то [это станет займом] в половину (т. е. под 50% роста)» [2].

Даже с учётом того, что оба перевода сделаны максимально приближенными к современному пониманию, видно, что изначально текст составлен из простых предложений.

Грамота 915 лишь на сто лет младше Велесовой книги. Поэтому мы вправе принцип построения предложения этой грамоты переносить и на текст Велесовой книги, проводя границы предложений последней так, чтобы предложения получались простыми и аналогичными текстам представленных грамот. Учтём также, что текст Велесовой книги, предположительно, во многом является религиозным и наполнен соответствующим содержанием.

Всего под перевод Н.В. Слатина получаем девять предложений:

1) аще боть iе блоудень //
2) iнь iакове олещашеть бозе //
3) тоiа одiелiащеве освргы //
4) iзверзждень буде iзрды //
5) iако не нiемiахомъ бозiа //
6) развiе вышень i сврг i iноi соуте множествоi //
7) iако бг iе iединь и мнъжествень //
8) да сен не раздiлiащеть нiкiе тоа множьства //
9) i не рещашеть якожде iмiахомь богы многоа //

Далее, при переводе следует каждую мысль ограничивать пределами выделенного предложения. Хотя могут быть и варианты подчинённых предложений, построенных по типу «если – то».

II
Язык перевода

Лингвист Л.П. Жуковская в соавторстве с археологом академиком Б.А. Рыбаковым сообщает, что «в дохристианский период восточные славяне использовали какое-то не сохранившееся до нашего времени письмо. Прокириллическим письмом и были, возможно, написаны те книги и документы дохристианской поры, о которых глухо упоминают древние авторы» [1, стр. 43].

Поэтому определение языка перевода текста Велесовой книги следует производить исходя из того, что он, как указано выше, является не старославянским (церковнославянским), а старорусским (древнерусским).

Коренное отличие древнерусского и старославянского (церковнославянского) языков состоит в том, что «старославянский язык, иначе – древнецерковнославянский язык, распространившийся в 9 – 10 веках н.э. в качестве языка христианской церкви и литературы. По своему происхождению старославянский язык представляет собой письменную обработку одного из говоров болгарского языка второй половины IX века (солунского)» [3]. Напомним, Солунь – это место было населено разнообразными семитическими народами, говорившими на языке сино-кавказской (не индоевропейской) семьи.

Как мы понимаем, Велесова книга не могла быть написана на сино-кавказском (старославянском) языке минимум по двум причинам:

  1. Русские волхвы не имели необходимости писать на иноземном языке;
  2. Старославянский язык пришёл на Русь позже написания Велесовой книги.

* * *

Пришедший на Русь вместе с иудохристианскими ассимилянтами церковнославянский (старославянский) язык внёс изменение смысла во множество русских слов. Изменение смысла – на противоположный. В результате чего русские слова приняли диаметрально иные значения, которые по сей день навязываются церковью. Например, русск. поган – славянин (язычник), церковное поган – поганец, отвратительный и презренный мелкий человек. Диаволос – русск. деяние Велеса (деяние бога), церк. Дьявол, олицетворение зла. Примеры можно продолжить. Очевидной становится та ситуация, при которой иудохристианство описательно опрокинуло мир вверх тормашками.

Наиболее значительному извращению подверглись русские слова религиозного содержания. А так как текст Велесовой книги является именно религиозным, то в процессе перевода следует особенно тщательно следить за церковнославянским его засорением или коверканием.

Исходя из сказанного, следует выбирать в качестве исходного словаря тот, который относился бы ко времени до советской иудоизации Руси образца 1917 – 1987 гг. и до современного иудохристианского псевдототалитаризма, навязываемого гражданам России в последние двадцать лет. Например, словари 19-го века, когда высмеивание русскими поэтами деятелей и самого христианства являлось не только модным и уместным, но и поддерживалось обществом и народом. Вспомним хотя бы А.С. Пушкина и его «Сказку о попе и работнике его Балде».

Наиболее древним из доступных нам является «Словарь живого великорусского языка», составленный Владимиром Далем. Он включает в себя русские слова обихода до 19-го века включительно. Когда русская деревня процветала, а, следовательно, живой русский язык хранил традиции и стойко сторонился церковнославянского засорения. Известно, что практически до последнего времени русская деревня не принимала христианского варианта иудейской веры, которое в результате было сосредоточено в основном только лишь в крупных городах.

И, как сказано выше, пользуясь словарём В. Даля, мы должны по мере возможности исключать из используемой словарной статьи указания на иудохристианские церковные смыслы русских слов. То есть, всё, вложенное в русские слова иудохристианством, мы либо подвергаем игнорированию, либо тщательной перепроверке.

III
Перевод слов и составление предложений

Первое предложение определено нами так:

1) аще боть iе блоудень //

Н.В. Слатин перевёл этот участок текста так:

«А будь блудень какой»

Однако слова из Велесовой книги имеют иные значения:

аще – союз ряз. калужск. орл. и др. || в калужск. аще выражает отрицание, отказ, вот еще, пустое; || аще, ряз.-мещ. хотя, если. Аще ты и говорил; а что же в том, если ты и говорил? [4, ст. Аще (союз диалектн.)]. М. Фасмер говорит, что древнерусскому языку соответствует форма аче, а аще соответствует церковнославянскому со значением «если» [5, стст. Аче, Аще]. Отметим, что буква «а» не русского происхождения [4], что в совокупности с чередованием аче/аще свидетельствует в пользу времени написания Велесовой книги временем, близким к 9-му веку.

боть – боти ж. мн. твер. бубны, звонки, хресты, хрести [4, ст. Боти]. Ботать, батывать, ботнуть сев. вост. тамб. качать, болтать, колебать; мутить, болтать воду; Боткать перм. стучать, колотить, бить, толкать. || Ботало новг. кто ботает некстати, качает ногами, стучит на ходу тяжелою обувью; В виде междомет. стук, хлоп, бряк, бульк, буль, голк, шлеп, бух. || Ботня арх. сбой, склока, тревога, сполох; хлопоты, суета, толкотня [4, ст. Ботать]. Бубнить, кур. болтать без умолку и толку, барабанить; || тул. разглашать вести; || костр. говорить, беседовать [4, ст. Бубен]. Отсюда понимаем, что боть – это болтовня, склока, сбой и т.п. Религиозный раскол, разногласия.

iе – есть.

блоудень – народный смысл слова «блуд»: уклонение от прямого пути, в прямом и переносном смысле. || *Отпадать от истинной веры, впадать в раскол. || *нравственно блуждающий. || Блудни шалости, проказы [4, ст. Блуд]. В Велесовой книге речь идёт в основном о религиозной составляющей жизни славян. Слово «блуд» приняло своё сексуальное наполнение только с помощью «непорочнозачинающей» церкви. С учётом этого правильнее придать смысловое значение переводимому слову именно религиозное – «раскол», «уход от истинной веры». Дополнительно сообщим, что в то время, о котором повествуется в Велесовой книге, состоялась серия расколов в до того монолитном славянском обществе. Первый раскол учинили иудеи, самоназвание которых происходит от русск. иверень, щепа, осколок и означает «ино-вер, раскольник» [5, ст. Иверень]. А существо иудаизма состоит в противопоставлении себя славянству (язычеству). А, точнее, отказ иудаизма от бога и противопоставление иудеев богу вообще – принцип израилизма. Второй раскол совершила одна из сект иудаизма – христианство. И это раскол произошёл уже в недрах иудаизма, когда христиане взамен неопределённому богу поставили во главу религии нового идола – Христа. Часть исторических источников утверждают, что указанные события происходили в значительной части на Руси, и Христом нынче величают одного из славянских богов – Астинью. Который призывал московский народ к рабству и уничижению себя [6, ст. Астинья].

Итак, первое предложение

1) аще боть iе блоудень //,

переведённое Н.В. Слатиным как

«А будь блудень какой»,

в силу представленного выше анализа имеет иной смысл:

«Пустая болтовня есть блуд». Очевидно, речь идет о разногласиях религиозного плана, распускаемых, растрещиваемых некоторыми членами общества.

* * *

Второе предложение определено нами так:

2) iнь iакове олещашеть бозе // (тоiа)

Н.В. Слатин перевёл этот участок текста так:

«который будет перечислять богов» (тех)

Однако слова из Велесовой книги имеют иные значения.

iнь – она либо другая;

iакове – яковый какой, каковой, пск. яковый; як нареч. южн. зап. как; вопросит. каким образом; якой южн. якей зап. який. || Якобы союз якобыть, кур. вор. будто, будто бы, словно, как будто. Якоже так как, так же, точно как [4, ст. Як].

олещашеть – лескать, ляскать; леснуть, ляснуть южн. зап. кур. тамб. лоскать, лосконуть; хлопать, щелкать бичом, хлестать, бить плашмя по воде рукою и пр. Лёснуть, ляснуть кого, ударить, хватить, хлеснуть. Ляс нареч. хлоп, щелк, бух, бац. Дать ляску, лускавку южн. дать щелчка. Лещать, ляскать продолжительно, хлопать, щелкать, плескать; резко и без умолку говорить. Леск, лескот м. звук от хлопающего бича, и вообще, что лещит, ляснуло; ляск, ляскоть. В ушах лещит от крику. Леско нареч. новг. сиб. хлеско, склозко, скользко, бойко. Лечкать новг., пить, хлебать, локать [4, ст. Лескать]. Ляжжать, лязжать, лязгать, лящать, новг. лещать; визжать, звонко и без умолку говорить; клянчить, канючить, кучиться [4, ст. Ляжжать]. Лесть проискливая хвала; притворное одобрение; похвала с корыстною целью; лукавая угодливость; ласкательство. Лестить, льстить кому чем, соблазнять кого лестью; возносить из угодливости, пролазничества, из низкого искательства; улещать, ублажать; говорить кому приятное, из светской вежливости. В Лестный, к лести относящ., коварный, хитрый, льстивый; соблазнительный. Лестность, льстивость. Льститель, льстец, льстица, льстецкий, лестимониться, ласкаться, ластиться, или улещать кого [4, ст. Лесть]. Лесть – обман [5, ст. Лесть]. Отсюда видно, что слово «олещашеть» означает о + лешать = облещать – оговаривать лестными словами, многократно, подобно плесканию волны и щёлканию бича. То есть обманывать.

бозе – в словаре Абрамова слову «бозе» приведён синоним «почить в бозе» см. умирать [7, ст. Бог], а в статье «Мёртвый» [7] уточнено – «в Бозе (в Господе, о Господе)». Следовательно, слово «бозе» может означать указание на бога (может быть на бога смерти) в единственном лице.

Итак, второе предложение

2) iнь iакове олещашеть бозе // (тоiа),

переведённое Н.В. Слатиным как

«который будет перечислять богов» (тех),

к перечислению не имеет отношения вообще, а имеет иной смысл:

«Она как олещание (обман) бога».

* * *

Третье предложение определено нами так:

3) тоiа одiелiащеве освргы //

Н.В. Слатин перевёл этот участок текста так:

(тех,) «отделяя от Сварога».

Однако слова из Велесовой книги имеют иные значения.

тоiа – той.

одiелiащеве – оделять кого чем, одарить, наделять, дать долю, часть чего; снабдить. Бог оделил его способностями, а он их беспутно убивает. Оделяй сирых и убогих из достатка своего. || Одел также надел, часть, доля, пай, при оделке. Оделя(и)тель, -ница, одельщик, -щица, оделивший кого чем. См. также обделять, по резкости различия предлога о, об. Всех оделил, а меня обделил [4, ст. Оделять].

о – о (предлог), в слитном написании значение предлога о и об изменяется; он б. ч. означает, кроме оконечности действия, какую-то общность, круг: обойти, обход, огляд. Этот же предлог означает ошибку (как показывает и самое это слово): ошибиться, обмолвиться, ослышаться и пр. Вообще значение о обширнее, чем об, и первый, кроме своей силы, заменяет еще иногда предлоги: около, за, от, в, по, из, обок, окрай (около, у); обросить пашню (покинуть); онекиваться (т. е. отнекиваться); осадить коня (отсадить назад); округ (вокруг); оправить соху (изладить, исправить). [4, ст. О (предлог)].

с – с (предлог), в слитном написании обозначает конец (совершение) [4, ст. Су (предлог)].

вргы – варга перм. рот, уста, зев, пасть [4, ст. Варга]. Сварганить, ню, нишь (простореч.) сов. к варганить. По осени надо беспременно свадьбу сварганить. Уху на бережку сварганим [8, ст. Сварганить].

Итак, третье предложение

3) тоiа одiелiащеве освргы //,

переведённое Н.В. Слатиным как

(тех,) «отделяя от Сварога»,

имеет смысл не отделения, а оделения – наделения неким наделом, вышедшим за пределы варга (уст, рта). В нашем случае речь идёт о расколе, следовательно, ранее обозначенная лесть касается некоего бога, которого поставили во главе этого раскола и лестью наделили его божественным наделом (значением), то есть путём устного речения, наговора, рассказывания о его значении:

«которое оделяет (равняет богов в правах) на словах (не имеет под собой реальной почвы)».

* * *

Четвёртое предложение определено нами так:

4) iзверзждень буде iзрды //

Н.В. Слатин перевёл этот участок текста так:

«извержен будет из рода».

Однако слова из Велесовой книги имеют иные значения.

iзверзждень – от извергнуть (касается выхода внутреннего содержания наружу, например, извержение вулкана) [8, ст. Изверженный]. Извергать, извергнуть что, кого; выкидывать, выбрасывать, выметывать, вышвыривать, бросать из чего или из числа чего; || *исключать, устранять, признавая негодным, недостойным. Общее мнение извергает из общества. || Изверженье также предмет, что извергнуто, напр. погадка ловчих птиц, кал животных и пр. Кровавые изверженья верхом, рвотою; низом, испражненье. Изверг выкидыш, недоносок; ныне: кто заслуживает быть изверженным из обшества, собств. злодей, лютый, жестокий человек. Изверженец, изверженник м. -ница ж. лишенный сана, звания, прав своего сословия; исключенный, изгнанный откуда [4, ст. Извергать].

буде – будет (буди – означает «будь»).

iзрды – израдить кому, стар. изменить, предать, продать кого. Израдство, израда, измена, предательство. Израдник, израдка, изменник, -ница [4, ст. Израдить].

Итак, четвёртое предложение

4) iзверзждень буде iзрды //,

переведённое Н.В. Слатиным как

«извержен будет из рода»,

имеет смысл изгнания из рода за предательство или измену:

«Изгнан будет изменник».

* * *

Пятое предложение определено нами так:

5) iако не нiемiахомъ бозiа //

Н.В. Слатин перевёл этот участок текста так:

«потому как нет у нас богов».

Однако слова из Велесовой книги имеют иные значения.

iако – как [4, ст. Як].

не – не.

нiемiахомъ – неимать, ненять, не брать, не хватать, не ловить, не перенимать, не перехватывать. Неимал (или ненял, неял) коня у рук, а в поле не поймаешь. Чужого лесу по реке неимай. Он неймет веры, не верит. Ему веры неймут. Неиму, неиметь вост. не буду, не станет. Глаз видит, да зуб неймет. Собака неимается, ее нельзя поймать, не дается в руки. Ему неймеся, его не удержишь. Тут будет ненять, новг. будет не под силу, не смогу. Неим м. или неим, нейма, неимка, неималь ж. сев. и вост. лошадь и иная домашняя скотина или животное, которое не дается в руки, которое трудно поймать. Эту неималь без прикорму не изловишь. Эта нейма не скоро дается. Неимкая, неимчивая лошадь, которая на воле играет и не дается в руки; нейма. Неимоверное дело, невероятное, непостижимое, необычайное, небывалое, неслыханное. Неимоверство ср. свойство человека неверящего, недоверяющего ничему, неимущего или не дающего ничему веры; сомнение, в знач. свойства [4, ст. Неимать].

бозiа – бога.

Итак, пятое предложение

5) iако не нiемiахомъ бозiа //,

переведённое Н.В. Слатиным как

«потому как нет у нас богов»,

говорит о том, кто не имает, не осознаёт, не понимает сути бога:

«как непонимающий бога».

* * *

Слова «развiе вышень» мы относим к шестому предложению, поскольку слово «вышень» стоит в именительном падеже, а слово «развiе» в значении кроме, или и т.д. не может находиться в конце предложения.

Шестое предложение определено нами так:

6) развiе вышень i сврг i iноi соуте множествоi //

Н.В. Слатин перевёл этот участок текста так:

«кроме Вышня. И Сварог и иные суть множество».

Однако слова из Велесовой книги имеют иные значения.

развiе – разве, развее стар. предлог или наречие кроме, окроме, исключая, за исключеньем. Разве мене, кроме меня. А бояре в том суде не сидят, развее писарей. || нареч. вопросительное: неужли, неужто, или, нешто, будто. Разве ты еще не слышал? Разве не веришь ему? Нареч. условное: ежели, если, буде, коли. Разве за ум возьмется, а то все пропадет. Разве помру, а то кончу словарь свой [4, ст. Разве]. Таким образом, если рассматриваемое слово есть наречие, то, скорее всего, оно имеет смысл ежели, если, поскольку стоит в начале предложения. Но нам думается, что это имя существительное, поскольку пишется через i.

вышень – Вышень, имя бога.

i – и.

сврг – Сварог, имя бога.

i – и.

iноi – иные, другие.

со – с (предлог) [4, ст. Су (предлог)]. Выражает такие смыслы, как в словах соучастие, сомнение, сожительство, соразвитие.

уте – утокать, уткать что, заткать, выткать узор. Утоканье длит. утканье окончат. уток м. об. действие по глаг. || Уток, нитка, которую ткут: она намотана на цевку, шпульку, вставлена в челнок, идет поперек основы и перебором образует ткань [4, ст. Утокать].

множествоi – множество, множествены.

Итак, шестое предложение

6) развiе вышень i сврг i iноi соуте множествоi //,

переведённое Н.В. Слатиным как

«кроме Вышня. И Сварог и иные суть множество»,

говорит о том, что и Вышень, и Сварог, и иные составляют, ткут собой, своим различным существованием – в значении соткать – множество, то есть единого Бога:

«Ежели Вышень, и Сварог, и иные составляют (вытыкают, ткут собой узор) множественен (Бога единого)».

* * *

Седьмое предложение определено нами так:

7) iако бг iе iединь и мнъжествень //

Н.В. Слатин перевёл этот участок текста так:

«потому как бог един и множественен».

Однако слова из Велесовой книги имеют иные значения.

iако – как.

бг – бог.

– есть.

iединь – единость, единство свойство единого, составляющего одно целое; единодушие, единомыслие. Единство этого ученья противоположно двойственности другого. Единствовать, быть единым, одним, нераздельным. Единить, приводить к единству или соединять, совокуплять в одно. Присоединить, придать. Возъединить, воссоединить, соединить снова. Единенье ср. соединенье, согласие и единство, единомыслие [4, ст. Единица].

иего (более поздние варианты – равно, равным образом).

мнъжествень – множественный, ко множеству относящийся. Множество ср. большое число, великое количество, много, в избытке, обильно; страсть, тма, пропасть, бездна, без числа [4, ст. Многий].

Итак, седьмое предложение

7) iако бг iе iединь и мнъжествень //

переведённое Н.В. Слатиным как

«потому как бог един и множественен»,

говорит

«так бог возъединяется (делается единым) его множественностью».

* * *

Восьмое предложение определено нами так:

8) да сен не раздiлiащеть нiкiе тоа множьства //

Н.В. Слатин перевёл этот участок текста так:

«Да не разделяет никто того множества».

Однако слова из Велесовой книги имеют иные значения.

да – нареч. так, подлинно, правда; согласен, конечно [4, ст. Да].

сен – сенить, осенять, затенять, бросать тень, сень. Сень ж. тень, затин, от предмета. Над царем держали сень, балдахин, небо. || *Сень, защита, покров, убежище [4, ст. Сенить].

не – не.

раздiлiащеть – разделять, разделить что, разделивать пск. твер. делить на доли, части, равнять надел поровну, или по иным отношениям. || Рознить, разрознить; || ссорить, поселять несогласия || - что с кем, делиться, допускать кого в равную с собою часть, или принимать с кем равное в чем участие. Супруги разделяют общую судьбу || Раздел, перм.-шадр. рассудок или смысл, способность соображать, различать и судить. В нем разделу нет, глуп, бессмыслен. Раздельность ж. состоянье, качество по прилаг. Разделимый, -мость, делимый и делимость. Разделя(и)тель м. -ница ж. или раздельщик, -щица, разделуша, разделяющий что-либо. Разделительный, к разделу служащий [4, ст. Разделять].

нiкiе – ника, ничка ж. ничей, ничек м. ничье ср. наника, наничье, изнанка, тыл, испод, исподинка, выворот, выворотная сторона; противопол. лицо, лицевая, личная сторона. Обернуть ткань никой, ничкою, ничком, ничьем [4, ст. Ника].

тоа – того.

множьства – множества.

Итак, восьмое предложение

8) да сен не раздiлiащеть нiкiе тоа множьства //

переведённое Н.В. Слатиным как

«Да не разделяет никто того множества»,

говорит

«Как лицо (поверхность) не разделить с изнанкой (от лицевой стороны – метафора) на такие множества».

* * *

Девятое предложение определено нами так:

9) i не рещашеть якожде iмiахомь богы многоа //

Н.В. Слатин перевёл этот участок текста так:

«и не речет, что имеем богов много».

Однако слова из Велесовой книги имеют иные значения.

i – и.

не – не.

рещашеть – речи что, рещи, а с предлогом и рекать, говорить, молвить, сказать. Речить пск. заговаривать, шептать, колдовать [4, ст. Речи].

якожде – так как.

iмiахомь – имеем.

богы – богов.

многоа – многих.

Итак, девятое предложение

9) i не рещашеть якожде iмiахомь богы многоа //

переведённое Н.В. Слатиным как

«и не речет, что имеем богов много»,

говорит

«так и не говорить, будто имеем богов многих».

Выводы

1. Произведён перевод отрывка текста Велесовой книги с использованием русских слов из словарей 19-го века. Многие слова уже на тот момент значились в словарях как устаревшие.

2. Все использованные в данном отрывке Велесовой книги слова имели на момент 19-го века прямое хождение или родственные в русском языке, а также достаточно точно идентифицируются. Смыслы использованных в Велесовой книге и русских слов совпадают.

3. Для осуществления перевода не использовался старославянский (церковнославянский) язык.

4. Представлен отличающийся от ранее сделанного перевод рассматриваемого участка текста Велесовой книги:

оригинальный текст Велесовой книги:

аще боть iе блоудень iнь iакове олещашеть бозе тоiа одiелiащеве освргы iзверзждень буде iзрды iако не нiемiахомъ бозiа развiе вышень i сврг i iноi соуте множествоi iако бг iе iединь и мнъжествень да сен не раздiлiащеть нiкiе тоа множьства i не рещашеть якожде iмiахомь богы многоа

перевод Н.В. Слатина:

А будь блудень какой, который будет перечислять богов тех, отделяя от Сварога, извержен будет из рода, потому как нет у нас богов кроме Вышня. И Сварог и иные суть множество, потому как бог един и множественен. Да не разделяет никто того множества и не речет, что имеем богов много.

перевод А.А. Тюняева:

Пустая болтовня есть блуд (религиозный раскол). Она как олещание (обман) бога, которое оделяет (равняет богов в правах) на словах (не имеет под собой реальной почвы). Изгнан будет изменник, как непонимающий бога. Ежели (на самом деле, ведь) Вышень, и Сварог, и иные составляют (вытыкают, ткут собой) (узор) множественен (Бога единого) – так бог возъединяется (делается единым) его (своей) множественностью. Как лицо (поверхность) не разделить с изнанкой (метафора) на такие множества, так и не (следует) говорить, будто имеем богов многих.

5. Из анализа полученного текста перевода видим следующее:

автор говорит о религиозном расколе,

который производится болтовнёй

о равнозначности каждого – отдельного – бога.

При этом такой изменник будет изгнан,

как непонимающий бога.

Автор заостряет внимание и чётко говорит о сущности славянской религии:

единый бог состоит из множества богов,

которые составляют его, как узор, вытканный ниткой на полотне.

В этом смысле бог единим, то есть определяем, как нечто единое, в том числе и единое множество (в математике, например, множество «А»),

а множествен, то есть определяем, как некоторая совокупность различных богов (подмножеств), составляющая данное единое множество (входящих во множество «А»), в том смысле, что «узор» единого Бога состоит из отдельных элементов этого узора.

Эти объяснения автор подтверждает метафорическим примером о невозможности разделения лицевой и изнаночной частей чего-либо.

В заключении автор делает вывод, что из всего им сказанного не следует говорить, что славяне имеют многих богов.

6. Автор Велесовой книги отрицает многобожие славян, а, напротив, говорит о единобожии, то есть о монотеизме. Что в реальности как раз и соответствует славянству – монотеистической религии, ложно обвинённой в политеизме.

* * *

Дополнительный вывод можно сделать о том, что иудохристианство, утверждающее, что оно, якобы, исповедует монотеизм, а славянство-де – политеизм, на самом деле является плодом раскола и слабоумия. Приведённый в Велесовой книге пример о неразделимости лицевой и изнаночной частей одного и того же (полотна) в иудохристианстве нашёл своё подтверждение в противостоянии бога и Дьявола как равных по силе величин, состоящих в многовековой вражде. При этом Дьявол, как выразился автор Велесовой книги, льстиво (ложно) оделён (наделён) той же силой, властью и мощью, что и другой иудохристианский бог – так называемый «единый» бог. И действительно, Дьявол – плод изобретения – порождение – иудохристианства. До появления этой секты такого существа мир не знал.

Даже церковные сказки о противоборстве «единого» иудохристианского бога с равным себе «неединым» и «небогом» Дьяволом, иллюстрируют как нельзя лучше именно славянское устройство принципов единобожия: взаимная вражда бога и Дьявола разрисовывает мир соответствующим «узором» их бойни, когда сказки, опубликованные в Библии, описывают собой те или иные акты такого противостояния.

Приведем такой пример. В начале своего развития человеческое общество не знало принципов осуществления воспроизводства. Ребёнок считал, что его принёс аист. По этой причине данный конкретный ребёнок не отождествлял себя сыном конкретного мужчины, а также наследователем конкретных его качеств. При этом не возникала необходимость знать имя своего отца. В процессе развития люди научились понимать, что конкретный ребёнок происходит от конкретного отца, имя которого стало закрепляться в фамилии и отчестве. Так стало общество состоять из множества фамилий, слагающих собой один единый народ.

Иудохристианство, отлучающее ребёнка от отца, делает его беспризорником, не знающим рода. И этим переводит человека на значительно более низкий, нежели славянский, уровень мировосприятия.

Другой пример. Наиболее прогрессивное из того, что было выработано за всю историю человека в разрезе управления обществом, это государственный аппарат. Спорить о его преимуществе над единоличной системой управления бесполезно. А, между тем, государственный аппарат отличается от единоличной власти тем, что, в то время как единая власть сосредоточена в руках одного шаха, бая, авраама, власть государственного аппарата распределена по функциональным обязанностям между профильными институтами власти. Последние, как выразился автор Велесовой книги, представляя множественность, ткут собой узор власти, делая её единой. Единой государственной машиной.

Третий пример. Исторически установлено, что первоначальный первобытно-общинный строй общества заключался в том, что едиными усилиями добывалась единая добыча, которая по единому шаблону делилась между всеми членами единой общины. С течением времени множество различных профессиональных ориентаций выткали собой расслоенное современное общество, где каждый член его есть часть этого множества, но также в своей профессиональной необходимости этому обществу каждый составляет единство этого общества. Перенос авраамического кочевого первобытно-общинного устройства общины на огромные территории и великую государственность Руси вызвал в последней разрушение мировоззренческого аппарата, распад территорий, обнищание народа, одичание общества целиком. Если к 10-му веку в Новгороде, как свидетельствуют представленные нами выше берестяные грамоты, грамотность была практически стопроцентной, то к 20-му веку при иудохристианской оккупации Руси среди деревенского населения она была сведена практически на ноль.

Из этого можно с абсолютной уверенностью говорить о затрапезности, о катастрофической отсталости, о никчёмности, о несоответствии историческим реалиям и требованиям навязанного Руси первобытно-общинного авраамического иудохристианства. Выработанное в кочевом еврейском народе, который к тому моменту даже не преодолел порога цивилизованности (10.000 человек [9]), иудохристианство восстало против наиболее развитой мировой религиозной системы – славянства. Внося словоблудный раскол о равносильном множестве славянских богов путём высмеивания – «хиханьки до хаханьки» (заметим, что юмор, umor, когда «крайне смешно, уморительно» [8, ст. Умора] – смертельно [4, ст. Умора]). Чем отбросило русский народ почти что к уровню пещерных кочевий аравийского полуострова.

Литература:

  1. Творогов О.В., Что думают ученые о «Велесовой книге». СПб.: Наука, 2004.
  2. gramoty.ru
  3. Литературная энциклопедия в 11 томах, 1929 – 1939.
  4. Даль В.И., Толковый словарь живого великорусского языка, тт. 1-4, 1863 – 1866.
  5. Фасмер М., Этимологический словарь.
  6. Электронная славянская энциклопедия // Астинья. – М., 2006 – 2006.
  7. Абрамов Н., Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений, 1890.
  8. Толковый словарь русского языка: В 4 т. / Под ред. Д. Н. Ушакова. - М.: Гос. ин-т «Сов. энцикл.»; ОГИЗ; Гос. изд-во иностр. и нац. слов., 1935 - 1940.
  9. Клягин Н.В., Происхождение цивилизации (социально–философский аспект), ЦОП Института философии РАН. – М., 1996.

По Велесовой книге:


Ссылки по теме: